Интервью с Уильямом Вегманом (видео)

Уильям Вегман, знаменитый фотограф собак, раскрывает секреты своего мастерства, отвечая на вопросы. 


Вы были художником, прежде чем начали фотографировать собак. Всегда ли Вы были «собачником»?

Вспоминая, мне кажется, что всегда. Когда мне было 6 лет, я получил в подарок на Рождество – собаку в новогоднем носке. Но, отправившись в школу искусств, не мог взять ее с собой. Когда мне было чуть больше 20 лет, я уже стал художником и завел Мэн Рэя. Это было приблизительно в то время, когда я перешел от реалистичной фотографии, видео и инсталляций к простой фотосъемке. Этот пес был совсем маленьким, всего 6 недель, поэтому наша связь с ним стала очень глубокой. Он очень переживал, если я не смотрел на него каждую секунду!


Прокрутите вниз, чтобы посмотреть видео-ролик


William Wegman

Мэн Рей был обычной собакой до того, как стал моделью. Как так получилось, что он стал частью Вашего творчества?

Было трудно не включить его в процесс. Если бы я принес его в студию в Калифорнии и привязал в углу, он бы стал ныть и грызть все подряд. Я заметил, что стоило мне направить на него камеру – и фотокамеру и видеокамеру – он начинал по-настоящему интересоваться тем, что я делаю. Полагаю, что-то похожее происходит во время охоты: когда охотник заряжает ружье, его собака знает, что хозяин занят чем-то серьезным, и притихает. Так Мэн Рэй и стал пригодным для совместной работы. То, как внимательно он глядел, навело меня на мысль – как бы начать его снимать, хотя у меня и было отвращение к «миленьким» фото собак. Несмотря на то, что моя работа забавна, я относился к ней очень серьезно.


Газета
The Village Voice назвала Мэн Рэя «Человеком года» в 1982 году. После его смерти искали ли Вы другого веймаранера, у которого были бы задатки звезды?

Нет. Я думал, что это был конец. Это был очень болезненный финал нашей 12-летней совместной работы. Последующие три года я не заводил собаку, и когда появилась Фэй Рэй я не хотел с ней работать. Я думал, что это будет предательством по отношению к Мэн Рэю, что это осквернит нашу с наш с ним творческий союз. Я думал, что это было бы неправильно… но это было не так!


феймаранер


Думаю, благодаря тому, что вид у собак столь напряженный, а замысел в целом сверхъестественный, Ваши работы не были названы простыми уловками или ухищрениями.

Поначалу я хотел избежать антопоморфности в фотографиях собак (наделения человеческими качествами – прим. ред.). Позже я вложил «человекообразность» в работу с Фэй Рэй, но даже когда я одевал ее, это было скорее жутким, нежели милым. Она выглядела почти зловещей, как гибридное создание из мифологии. Я работал тогда с широкоформатной камерой Polaroid размером с холодильник, которая имела только вертикальную позицию. Мне пришлось посадить Фэй Рэй на стол, чтобы она оказалась выше. Над ее головой я повесил ткань. Мой помощник держал ткань, а я мог видеть лишь лапы собаки. Выглядело так, будто Фэй говорит со мной, что было забавным и очень странным! Я сделал снимок и подумал – это захватывающе, но немного опасно. Как и во многих своих работах, что-то я осознал совершенно случайно.


William Wegman

Очеловечиваете ли вы своих собак в реальной жизни?

Много времени ушло, пока я пытался понять, о чем же думает Мэн Рэй. Помню, как я потратил целый день, неотрывно наблюдая и всюду следуя за ним, вместо того, чтобы он ходил за мной. Это удивительно, насколько сильны их чувства. Конечно же, обоняние! Но их зрение тоже весьма отличается от нашего, потому что они используют свои головы так же, как мы – руки. И это непреодолимо: мы вкладываем в их головы человеческие слова и начинаем думать о них, как о своих детях, хотя у меня есть свои дети и я знаю, в чем разница!


William Wegman


Судя по фотографиям многие подумали бы, что Ваши собаки – самые надрессированные в мире. У Вас есть особая программа дрессировки?

Как Вы видели, они вообще не дрессированные – они дикие и сумасшедшие. Они любят меня. И им нравится то, что я делаю. Они любят быть рядом. Это что-то вроде рабочей этики. Когда я занят в студии, им нравится участвовать в работе. Особенно Фло, она видела, как я работал с Пэнни, снимая обложку для National Geographic. Она сидела рядом и наблюдала. Когда свет выключается, в стиле Павлова похвалить и сказать «хорошая собака». Это становится позитивным закреплением. Кто-то сказал, что я дрессирую собак, используя руки. И это правда. Я всегда удерживаю собак руками, касаюсь их или просто усаживаю в нужную позицию, вместо того, чтобы использовать голосовые команды.


 William Wegman


Среди Ваших моделей очень много было потомков Фэй Рэй. Все ли они были прирожденными талантами?

У них у всех были свои особенности. Мэн Рэй был крепким и массивным парнем. Фэй была очень пугливой. Иногда я думаю, что на нее, может быть, упала дверь, прежде, чем она появилась у меня. Если рядом кто-то споткнулся, у нее уже пена у рта! Это была мощная, но очень хрупкая собака.


Когда у Фэй появились щенки, это было удивительно! В итоге, с тремя из них я много работал. Бэтти стала Золушкой в «Сказках Фэй». Круки, у которой был изогнутый хвост, была противоположностью Бэтти. Бэтти была заторможенной, а Круки наоборот очень живой. Я снимал их вместе в фильме «The Hardly Boys» (пародия на фильм «The Hardy Boys»).


.


Чип, щенок Бэтти, имел одно превосходное качество – на него можно было одеть что угодно и он совсем не возражал… В итоге я снимал его в различных нарядах, потому что он был очень сговорчивым.


William Wegman


Очень долго я не мог понять, что делать с одной из моих собак – Кэнди. Она очень проворная. Но стоило мне ее усадить, она тут же спрыгивала вниз. Так что теперь я снимаю ее в движении. Я «отпустил» ее летать. Научил многим акробатическим трюкам и она по-настоящему наслаждается сложными упражнениями. Другие мои собаки более уравновешенные.


Фло и Топпер очень «телесные» и довольно красивые, как изящные скульптуры. Фло любит работать. Я бы сравнил ее с Пэнни, которая недавно умерла, но была потрясающей моделью. Я всегда пытаюсь узнать, что несет в себе собака, и дальше уже отталкиваюсь от этого…


William Wegman


Ваши собаки одевали наряды известных дизайнеров, таких как Jean-Paul Gaultier, Helmut Lang, Alexander McQueen и Anna Sui и другие. У Ваших собак такой изысканный вкус и высокие требования? И как Вы решаете, кто из них что будет одевать?

Впервые я начал сотрудничество с дизайнером одежды после благотворительной распродажи. Кажется, это была распродажа одежды от Moschino в целях поддержки борьбы со СПИДом. В течении многих лет я использовал элементы дизайнерской одежды, позаимствованные на время. Вещи от Issey Miyake отлично сидят на собаках, как на скульптурах. Боббин – это уже взрослый пес и он хорошо смотрится в мужской одежде. Топпер, самый молодой, удивительно яркий и подходит для молодежной одежды. Фло наиболее энергична и может выглядеть просто ошеломляюще.


William Wegman

Связь фотографа с объектом съемки более близкая, чем просто хозяина с собакой?

Мне кажется, я влюбился в Фло, когда она начала делать вещи, которых я от нее не ожидал. В обычной ежедневной жизни она очень сложная собака – она громкая, она надоедливая, она «альфа-самка» (в противопоставление альфа-самцу – прим. ред.). Но когда доходит дело до работы, она так переживает и так гордится тем, что выполняет работу модели! А потом, когда просматриваешь фотографии, образы будто вспыхивают в голове, и это вдохновляет!


Однажды, в конце 80-х, Вы сказали, что чувствуете себя «пригвожденным к собачьему кресту». Но последние шоу – Привет природе, Рисунки лучшего завтра и худшего вчера, Путешественник – и Ваши рисунки, живопись – все это без собак. Оглядываясь назад, Вы довольны соотношением работ «собачьей» и «несобачьей» тематики?

Да, вполне. Я примирился с этим. В 1978 году я вовсе не работал с собаками. Мои работы были серьезными и важными, но в них не было ничего забавного. Теперь есть! Пришло время наполнить смыслом мою работу. Теперь его достаточно.


Опишите обычный день из жизни Уильяма Вегмана

Он должен определяться собаками, так как их у меня четыре. Поскольку их нужно покормить, с ними нужно погулять, с этого и начинается мой день. Но есть еще и работа, приходится делать совершенно обычные вещи, такие как проверка электронной почты. Фотосессии обычно планируются заранее. У меня есть фотостудия на первом этаже. Однажды я фотографировал двух молодых собак в процессе игры, они выглядели как дикие звери! Проблема в том, что когда мы спускаемся в студию и я направляю на собак свет, они ведут себя слишком послушно и прекращают игры. Так что мне нужно выяснить, как заставить их вести себя естественно. Думаю, это извечная проблема в фотографии – как инсценировать действие, чтобы оно выглядело спонтанным. Но, возвращаясь к Вашему вопросу, в последнее время я рисую много открыток и это повседневная деятельность, которой я занимаюсь весь день, если не снимаю фотографии.


William Wegman

Над чем Вы сейчас работаете?

Недавно я закончил детскую книгу о щенке Фло, где я дорисовывал образ на фотографиях (Пингвин). Теперь я издаю две других книги, так что осенью будет всплеск публичности. Также работаю над несколькими большими рисунками для шоу «Швеция в конце мая».



Вопросы задавала Саманта Гуррие


Читайте начало статьи: Невероятный фотограф Уильям Вегман. Часть первая

А также продолжение статьи: Уильям Вегман и его собаки. Часть вторая


© www.dogtales.ru

При копировании материалов ссылка на www.dogtales.ru обязательна!


По материалам fourandsons.com

Facebook Comments

Поделитесь новостью:


ПОХОЖИЕ НОВОСТИ: